onf

Душу лечит только добро

17 Апр 2009

Детский дом... Сюда попадают не по своей воле и в основном при живых родителях. «Социальное сиротство» — термин, в последние годы прочно вошедший в жизнь горькой приметой нашего времени. И хотя в детском доме сегодня есть всё, чтобы полноценно расти и учиться, тепло семейного очага он всё же заменить не в состоянии. К сожалению, количество неблагополучных семей в России велико, а потому детские дома по-прежнему будут выполнять свою непростую социальную функцию — вместо родителей растить и воспитывать детей.

Директор большекаменского детского дома Людмила БОКОВНЯ считает, что только доброта и человеческое отношение к своим воспитанникам, в юном возрасте уже пережившим личную трагедию, способны хоть как-то зарубцевать их душевные раны и помочь вырасти нормальными людьми. Для этого педагогическим коллективом Государственного образовательного учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, расположенного на территории городского округа ЗАТО Большой Камень, делается всё возможное.
КОГДА ПОТУХШИЙ ОЧАГ УЖЕ НЕ РАЗЖЕЧЬ
В этом детском доме 43 воспитанника от 4 до 19 лет, и у большинства из них есть родители, что вообще характерно для нашего времени. В юном возрасте дети уже успели испытать предательство со стороны самых близких. Мать, для которой алкоголь дороже родных чад, отец, не помнящий родства, — основная и, к сожалению, типичная причина, по которой чужие люди становятся для детей самыми родными и близкими.
— Перед нашими глазами — сотни трагедий и раненых юных душ, — вздыхает Людмила БОКОВНЯ. — Эти дети не знали доброго отношения к себе. Только представьте, в каких условиях находился каждый из них, чтобы органы опеки и попечительства решились на крайнюю меру — изъятие из семьи и помещение в детский дом. Хотя у нас есть случаи, когда кровные родители, как правило, мать, став на путь исправления, восстанавливали свои права и забирали ребёнка. Всё же для многих приёмная или патронатная семья — это единственный способ обрести нормальных родителей.
— Но «счастливый билет» достаётся не всем?
— В последнее время процесс усыновления стал в обществе намного активнее, причём к нам нередко обращаются из западной части России. Недавно московская семья усыновила троих детей — братьев и сестричку. Всё же чаще всего забирают детей младшего возраста. Понятно желание приёмных родителей вложить как можно больше сил в такого ребёнка, самостоятельно его вырастить и воспитать.
— Людмила Георгиевна, в последнее время в центральных СМИ прошла информация, буквально потрясшая общество. Я имею в виду жестокое обращение с приёмными детьми. При усыновлении вы каким-то образом отслеживаете судьбу своих воспитанников?
— Обязательно. Сердце болит за всех. Мы поддерживаем связь с семьями, усыновившими наших ребят. С ними мы активно контактируем, к тому же они подконтрольны органам опеки и попечительства, и случаев жестокого обращения у нас, слава богу, нет.
ЗДЕСЬ КАЖДЫЙ МЕЧТАЕТ О МАМЕ
В большекаменском детском доме есть всё: неплохая материальная база, просторные гостиные, уютные спальни для девочек и мальчиков, забота и душевное тепло воспитателей, которых дети чаще всего называют «мама Валя» или «мама Наташа». Для педагогов это, пожалуй, самые дорогие слова — за ними стоит отношение к этим взрослым, а детей ведь не обманешь. Подобрать такой коллектив для директора детского дома в своё время было главной задачей.
— В нашей работе требуется громадное терпение, душевное тепло и, если хотите, беззаветная любовь к детям, — рассказывает Людмила Георгиевна. — Не все воспитатели выдерживали такую нагрузку, приходилось расставаться с некоторыми сотрудниками. Душевные качества в нашей работе, пожалуй, даже важнее профессиональных, так как умением найти особый контакт с детьми обладает не каждый.
— Но ведь и на своих-то, бывает, нервов не хватает, а тут чужие. Что же они у вас, не балуют, не шалят?
— И шалят, и убегают, и, бывает, более серьёзные проступки совершают. Но относиться к ним не по-человечески мы просто не имеем права. Терпеливо объясняем, разговариваем, обсуждаем такое поведение в детском коллективе, на совете воспитанников, который нам во многом помогает. Других методов у нас просто нет.
— Наверное, детский дом лучше, чем плохая семья, где ребёнка унижают и издеваются над ним...
— И всё равно они мечтают о семье. О своей родной и единственной маме. Каждый из них ждёт и надеется, что однажды его заберут пусть даже приёмные родители.
— Сейчас государство использует различные формы усыновления, патроната...
— Ребёнок должен обязательно иметь опыт проживания в семье, взаимодействовать с обществом. Поэтому мы всячески приветствуем, когда наших воспитанников забирают в гости, например, на каникулы или на выходные дни. Для них такой пример общения в хорошей семье, контакт с окружающим миром очень важны. В Большом Камне есть семьи, которые забирают наших детей, скажем, на всё лето.
И НАУЧАТ, И ПОДСКАЖУТ...
И всё же для большинства воспитанников именно детский дом становится настоящей путёвкой, дающей шанс сделать полноценный шаг во взрослую жизнь, то, чего, к сожалению, по тем или иным причинам не могла дать родная семья. За 14 лет существования большекаменского детского дома из его стен выпустилось более сотни детей.
— По-разному сложились их судьбы, но наши воспитанники часто приходят к нам, считая нас своей семьёй, — делится Людмила Георгиевна. — Даже став взрослыми, они не забывают своих детдомовских «мам», с благодарностью возвращая ту любовь, которую в них вложили. Нередко сами наставляют младших, становясь для них примером для подражания.
— Вы как-то помогаете устроиться ребятам после детского дома?
— Конечно, мы в ответе за тех, кого выпустили во взрослую жизнь. Переживаем за них, помогаем поступить в то или иное учебное заведение, курируем и во время учёбы, и после. Даже когда у них свои семьи, они не забывают о нас, обращаясь за советом и помощью, делясь заботами и успехами. Со стороны государства сегодня разработана обширная юридическая база социальной защиты этой категории детей и различные межведомственные программы, например, по получению профессии, обеспечению жильём и по другим аспектам. Мы также помогаем разобраться в них детям, разъясняя их права, возможности, отстаиваем юридические гарантии.
— Говорят, что ваши дети всё умеют.
— Стараемся, чтобы это было именно так. В жизни обязательно пригождаются полученные здесь уроки домоводства. С
юных лет наши девчонки и мальчишки умеют и шить, и вязать, и вкусный обед приготовить... В обычных семьях нередко подросток и пуговицу-то толком пришить не может. Наши дети умеют всё, но, в отличие от домашних, им всё же нелегко ориентироваться в жизни. Сегодня детский дом — некий оазис, ограждающий ребёнка от забот, о которых он чаще всего и не подозревает, но с которыми в конечном итоге столкнётся. И это — обратная сторона медали. Помочь нашим детям социально адаптироваться — не менее важная задача, стоящая сегодня перед обществом, которую одним детским домам решить трудно.

Наша Справка:
По данным Министерства образования РФ, в последнее десятилетие держится довольно стойкая тенденция, в соответствии с которой из 100 000 ежегодно выявляемых в РФ детей, оставшихся без попечения родителей, 70 % передаются на воспитание в семьи, 30 % — в детские интернатные учреждения. К 2002 г. в России статус ребенка, оставшегося без родительского попечения, имеют 658 тысячи человек, из них в различного рода учреждениях содержится около 150,8 тысячи детей. Ежегодно в России усыновляется около 30 000 детей, при этом около 18 000 — отчимами, мачехами и 12 000 — посторонними гражданами. Однако, по мнению специалистов органов опеки и попечительства, рост числа усыновляемых детей замедлился. Так, по данным МО РФ, число усыновлений внутри страны в 1991 г. — 15 964, в 1997 г. — 8 500, в 1999 г.
— 6 500.
Для сравнения: в результате международного усыновления в 1992 г. было устроено 678 детей, в 1996 г. — 3 251 ребенок, в 1999 г. — 6 255 детей, а в 2001 г. цифра приблизилась к 7 000 детей.


Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis

99 memorial

999 zmeha





© 2006—2015 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru