onf

Кто в доме хозяин? Трагедии могло не быть

13 Фев 2010

Очень символично начался нынешний 2010 год - Год тигра. Как ни старались мы умилостивить властелина тайги, а в первые же дни своего «царствования» он ухайдакал одного из своих «подданных» - жителя села Артёмова, Тернейского района, Приморского края, отправившегося на рыбалку на реку Серебрянку, что почти в полутора десятках километров от его родного населённого пункта.
Компетентные специалисты, как всегда, очень точны в диагнозах: причиной внезапного гнева полосатого хищника и нападения его на человека, считают они, могли быть ранение, болезнь, возраст, плохое самочувствие, а, может быть, простое желание показать людям, кто в доме хозяин.
Как бы то ни было, а этот прискорбный случай порядком смутил приморцев, казалось бы, привыкшим ко всякого рода трагедиям на суше, на море и в воздухе, и породил целый ряд вопросов.
Кто больше виноват в этой трагедии - человек или хищник? Что происходит с нами и с природой? Почему человек, вторгаясь на чужую территорию, не потрудился даже взять с собой элементарные средства защиты: фальшфейер, ракетницу, баллон с перечным газом, огнестрельное оружие, топор, наконец?
Смешно? Конечно, смешно. Кто из рыбаков берёт с собой что-либо, кроме удочки, черпака и бутылочки беленькой? Но вот для вдовы, детей, родственников погибшего теперь не до смеха. Человеческая жизнь бесценна, и как можно рисковать ею ради нескольких рыбёшек или чего-то ещё подобного?
Эта драма на «Серебрянской рыбалке» живо напомнила мне весьма поучительные случаи, произошедшие на Камчатке с разными людьми, но объединяла их общая черта характера - беспечность.
Об одной истории я уже писал. Она произошла с известным корякским художником и профессиональным охотником Кириллом Килпалиным.
На медвежьей тропе на него напал матёрый медведь и жестоко изувечил: снял скальп, повредил глаз, напрочь оторвал ухо. Полученные травмы, несомненно, подорвали здоровье художника и ускорили его кончину. Только хладнокровие и непостижимое мужество, свойственные коренным северянам-камчадалам, позволили Кириллу Васильевичу избежать гибели. Он сумел вырваться из крепких медвежьих объятий, схватил карабин и пристрелил хищника.
Но меня долго мучил вопрос, как мог Кирилл Килпалин, профессиональный охотник, коряк-намылан, которым свойственно просто звериное чутьё на опасность, прозевать момент нападения хищника?! И при встрече с ним я не устоял перед соблазном и задал этот, может быть, не слишком тактичный вопрос.
- Вот именно - прозевать! - живо воскликнул в ответ Кирилл Васильевич. - Непростительным образом прозевать. Всегда, когда я ходил по этой медвежьей тропе, принимал все меры предосторожности: стучал камнем по котелку, внимательно всматривался в кусты, и уж, конечно, держал ружьё наготове. А тут глубоко задумался над чем-то и столкнулся с косолапым прямо носом к носу. Ошарашенный зверь от неожиданности и бросился на меня. Так что в этой стычке больше виноват человек, чем зверь.
«Человеческий фактор», как сейчас говорят, стал причиной трагедии и с другим камчатцем - известным охотоведом, исследователем, работником Кроноцкого заповедника Виталием Николаенко. Это был настоящий энтузиаст - учёный, влюблённый в камчатскую природу, неистовый защитник медведей.
Впервые я встретился с Виталием в 1991 году, когда он приехал в Тиличики, как один из участников гонки на собачьих упряжках «Берингия». С искренним восхищением я смотрел на этого сильного, отважного человека, рискнувшего пройти зимой в тридцатиградусные морозы, сквозь пургу и непогоду, сложнейшим тысячекилометровым маршрутом по всему восточному побережью Камчатки. Но ещё больше удивил меня его рассказ о затеянном им эксперименте с вживлением в природу осиротевших медвежат в Южно-Камчатском заказнике.
А через несколько лет я прочитал в «Камчатских вестях» сообщения о совсем уж фантастических экспериментах, затеянных этим бесшабашным, точнее, безбашенным учёным: о «вживлении» в дикую природу человека. Человек, хомо-сапиенс, по его замыслу, должен подняться на новую ступень эволюции и стать ни кем-нибудь, а Человеком-Медведем!
Вначале я решил, что это просто розыгрыш, невинная шутка учёного. Но вскоре по камчатскому телевидению увидел просто шокирующие кадры: Валерий Николаенко встречает Новый год с шампанским в лесу в компании с огромным медведем «Добрыней». Так он окрестил своего мохнатого «друга». Медведь, и в самом деле, довольно мирно сидел метрах в десяти от богато сервированного стола. Впрочем, медведь, как известно, единственный на земле зверь, эмоции которого невозможно определить по внешнему виду, и потому поведение его считается совершенно непредсказуемым. Он может выглядеть добродушным увальнем, а через секунду броситься на вас, чтобы откусить вам голову.
Но большинство жителей Камчатки, Глядя на эти кадры, буквально зашлось от восторга и умиления. В газетах среди вороха хвалебных од о братской дружбе человека с хищным зверем, прозвучали диссонансом только статьи тоже весьма известного натуралиста-криптозоолога, охотника-медвежатника Родиона Сиволобова: «Хороший медведь -осторожный медведь» и «Опасен не тот медведь, которого ты видишь...»
Резко и однозначно он писал, что нельзя делать из медведя - самого крупного и самого сильного хищника на Земле, этакого добродушного увальня, Вини-Пуха. Невозможно безнаказанно долго играть в «русскую рулетку», где вместо нагана с одним патроном в барабане - медвежья непредсказуемость и четыре смертоносных клыка! Необходимо соблюдать безопасную дистанцию при общении со своими «друзьями». Человек всегда должен держать ситуацию под контролем и постоянным умеренным охотничьим прессингом - количество особей медведей в разумных пределах. Это будет лучшей гарантией и нашей безопасности, и сохранности самой популяции камчатского бурого медведя. А неразумное, тем более, панибратское отношение к зверю рано или поздно кончится плохо для человека и для самого медведя.
Так и получилось. При очередной дружеской попойке в лесу лучший друг-товарищ Виталия Николаенко Добрыня ни с того, ни с сего вспылил и отвесил ему лёгкую оплеуху. Но, по-видимому, не рассчитал немного свою звериную силу и снёс полчерепа своему приятелю и благодетелю. Теперь остаётся только гадать: какая шлея попала под хвост этой лесной твари? Ел, пил, что хотел, буквально купался в шампанском и вдруг.. То ли меню ему не понравилось, то ли встал не с той лапы?
Вся камчатская общественность была потрясена такой медвежьей неблагодарностью, её настроение резко поменялось на 180 градусов и она также единодушно, как до этого умилялась поведением Добрыни, стала требовать немедленно наказать злодея без суда и следствия. И приговор её вскоре был приведён в исполнение.
Но так ли безоговорочно виноват в случившемся этот мохнатый террорист? Как считает тот же Родион Сиволобов, Виталий Николаенко сознательно сделал свой выбор. Бросив все блага цивилизации, он осознанно ушёл к медведям и стал одним из них. А как известно, медведи почти никогда не умирают естественной смертью, от дряхлой старости. И они убили его. Убили как себе подобного, подтвердив тем самым, что у него получилось стать Человеком-Медведем.
Не менее поразительной была смерть другого медведелюба -японского фотографа, лауреата престижной международной премии Мичио Хошино. 30 лет он снимал медведей на Камчатке и Аляске, прославлял, популяризировал, защищал их. Выпустил прекрасный фотоальбом «Гризли» с потрясающе интересными снимками, сделанными буквально с десяти шагов. И как же они отблагодарили за всё то добро, что он сделал для них? Тёмной ночью, на Курильском озере, один из мохнатых бандитов-беспредельщиков напал на палатку художника, вытащил его и, как рассказывали очевидцы, даже не сожрал, а буквально выпил всю его кровь. Кровопивец!
Можно ли было японскому мастеру избежать подобного финала своей карьеры? Безусловно! Беда в том, что он, уверовав в собственную неуязвимость, всю жизнь играл со смертью. И в ту роковую ночь, несмотря на предупреждения, один лёг спать в палатке на берегу озера, настоящего заповедника медведей, в то время как его благоразумные спутники расположились на ночлег в безопасном охотничьем домике.
Да, медведь - зверь не безобидный. Порой новости из камчатских дачных посёлков напоминают сводки боевых действий. Каждый год косолапые «дачники» хозяйничают, пугая людей: «вскапывают» грядки, разоряют курятники, убивают домашний скот. Ежегодно регистрируется до десятка нападений медведей на людей, собирающих дикоросы, на рыбаков, охотников, праздношатающихся подростков. И всё же я не спешил бы обвинять медведей во всех смертных грехах. Мне вспоминается беседа с мудрым патриархом камчатской тундры, бригадиром оленеводческого звена Степаном Татко. Разговор наш происходил после только что случившейся и живо обсуждаемой драмы на реке Вывенка, на берегу которой медведь напал на палатку геологов - задрал насмерть парня и жестоко, зверски изувечил молодую девушку. Не хочу даже называть причинённые ей увечья, чтобы не травмировать психику читателей.
- Не должно быть такого, чтобы человек и медведь встречались как противники, - с горечью в голосе сказал тогда мне Степан Татко. Такого и не было раньше, когда люди были мудрыми хозяевами тундры. И если медведь обучился агрессивным повадкам, значит, у него были в этом «хорошие» учителя. Нам ли винить зверя за это? Нет, скорее надо сожалеть о случившемся. И делать должные выводы.
Наверное, эти слова в полной мере можно применить и к нашему последнему, весьма прискорбному случаю, с приморским тигром.
Владимир Коняхин.


Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis

99 memorial

999 zmeha





© 2006—2015 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru