Куда девать ядерное наследство региона

30 Мая 2007

23-25 мая во Владивостоке прошел семинар с участием экспертнойгруппы МАГАТЭ “Проблемы ядерного наследия на Дальнем Востоке”.Информация с этого семинара практически не поступала, промелькнуло лишьсообщение о том, что там упоминалась бухта Разбойник, где намеченосоздание площадки длительного хранения реакторных блоков.

altУтилизациейатомных подводных лодок в Приморье занимается завод “Звезда” и 30 “СРЗ”в бухте Чажма. На текущий период еще не из всех приморских АПЛвыгружено отработанное ядерное топливо. Но и там, где ядерные отходывыгружены, дело обстоит очень плохо, потому что в последние годы этиотходы не вывозятся и остаются во временных хранилищах Приморья. Дело втом, что участок железной дороги Смоляниново-Большой Камень, покоторому должна идти транспортировка ОЯТ, нуждается в реставрации.Помощь в реставрации этого участка вроде бы готова оказать Канада.

ДоставшаясяПриморью от СССР ядерная начинка более беспокоит наших зарубежныхсоседей по тихоокеанскому бассейну, чем собственное правительство, атакже местную власть


РАДИАЦИЯ В НАСЛЕДСТВО

С однойстороны, все озабочены плохой демографией и слабой заселенностьюДальнего Востока, с другой стороны создаются условия, чтобыдальневосточное население быстрее вымирало, а следующее поколениерождалось с патологиями. А что еще ожидать в начиненных ядернымимогильниками ЗАТО Фокино и Большой Камень?

altВот, например, сейчас пытаются жители Фокино отстоять бухту Разбойник, но ничего у них из этого не выходит.

В“АВ”№ 12 за этот год было опубликовано письмо прокурору ЗАТО Фокино отжителя А.В. Смирнова, о способе проведения общественных слушаний попредполагаемому строительству изолятора атомных реакторов в бухтеРазбойник. В этом обращении Смирнов сообщает, что, с его точки зрения,слушания прошли с большими нарушениями и дали искаженную картинуобщественного мнения.

Нарушения, перечисленные Смирновым, вкратцетаковы: крайняя скудость информации для населения о воздействии наокружающую среду при реализации проекта, преднамеренный хаос прирегистрации участников слушаний. А также разработчиками проекта необозначены размеры акватории бухты Разбойник и береговой черты, которыебудут использованы под площадку хранения атомных реакторов.

ПрокурорЗАТО Фокино Бусаров ответил Смирнову большим письмом № 44-ж-07 от26.03.07. По первому вопросу он сообщил, что, например, директор ФГУП“30 СРЗ” обратился в приемную представительства “ДальРАО” и ознакомилсяс материалами о намеченной хозяйственной деятельности в бухтеРазбойник. “Такая возможность была бы предоставлена любому гражданину,пожелавшему познакомиться с данными материалами”. Словом, идите,гражданин Смирнов, в приемную, и вам там все карты раскроют.

Насчетбезопасности проекта прокурор Бусаров успокоил не только Смирнова, но ивообще всех дальневосточников: “В проекте детально рассмотрены факторырадиационного воздействия берегового пункта изоляции на человека иокружающую среду. Ядерная безопасность гарантируется стабильным глубокоподкритичным состоянием реакторов, которое обеспечивается на стадии ихподготовки к хранению и соблюдению технических требований к режимухранения.

Анализ показал приемлемые уровни радиационного, аследовательно, и экологического ущерба... Реализация данного проекта взначительной степени будет способствовать улучшению радиоэкологическойобстановки в бухте Павловского, заливе Стрелок и, в целом, вДальневосточном регионе”. Просто дух захватывает от таких экологическихперспектив, нарисованных прокурором!

Далее прокурор сообщает, что“Обсуждение проекта проходило гласно, всем участникам былапредоставлена полная информация... По результатам голосования застроительство пункта изоляции аварийных АПЛ в бухте Разбойникпроголосовало –”за” – 298 человек, ”против” - 3, “воздержались” - 0...

Вобщественных слушаниях участвовали не только работники “ДальРАО”, чтоподтверждается протоколом общественных слушаний, содержанием вопросов,которые были заданы участникам слушаний, поскольку вопросы по своейсути носили познавательный характер, тогда как работники “ДальРАО”располагают этой информацией в полном объеме и пояснений по ней им нетребуется. Наряду с этим, все работники ФГУП “ДальРАО” являютсягражданами города и также имели право принять участие в общественныхслушаниях”.

Лично я из этого ответа почему-то не поняла – сколькоже было на общественных слушаниях представителей заказчика (работниковФГУП “ДальРАО”) - 298 (“за”) или 3 (“против”)? Да какая, впрочем,разница, были или нет вообще эти общественные слушания, коль послеразмещения в бухте Разбойник аварийных подводных лодок повыситсяэкологорадиационная безопасность всего Дальнего Востока!

Невполне понятно мне и то, что же, собственно, будет храниться в бухтеРазбойник? Судя по прокурорскому ответу - аварийные атомные подводныелодки, а по другим источникам - реакторные блоки после изъятия из нихотработанных ядерных веществ. А третий источник вообще сообщает, что“представители Германии после поездки по Дальневосточному регионусогласились поставить судовозное оборудование и специальный кранбольшой грузоподъемности для перемещения контейнеров с отработаннымядерным топливом в бухту Разбойник”- “ЗР” №39,2007 г.

Так что жевсе-таки будет храниться в береговом изоляторе бухты Разбойник:контейнеры с ОЯТ, пустые реакторы после выгрузки из них ядерноготоплива или аварийные атомные подводные лодки? Или все вместе?


НАЦПРОЕКТ ПО ЛИКВИДАЦИИ ЛИКВИДАТОРОВ?

Еслиучесть, что жители расположенного невдалеке от бухты Разбойник поселкаДунай не понаслышке знают, что такое радиационная авария, то более чемпонятно их желание иметь максимально приближенную к правде информацию опланируемом размещении по соседству смертоносного хранилища.

И не только иметь информацию, но и влиять на ситуацию в целях сохранения своей жизни и здоровья.

Могут ли они спокойно спать, прочитав прокурорский ответ?

Особенно,если учесть, что многие жители Дуная и Фокино неспокойно спят уже более20 лет, со дня аварии на АПЛ в бухте Чажма. Большинству из них так и неудалось за это время доказать свою причастность к ликвидациипоследствий этой аварии и получить статус ликвидаторов, который давалбы им хотя бы какую-то компенсацию за потерянное здоровье.

Например,медсестра Ирина Вяткина, проживающая в ЗАТО Фокино, дежурила в тероковые сутки в госпитале, и непосредственно принимала без всякихсредств защиты, поступающих с места чажминской аварии облученныхвоеннослужащих, так и не получила до сих пор статус пострадавшей отрадиационной аварии.

Юрист Татьяна Демичева, что называется,живет в судах, защищая Ирину. Татьяна посетила все военные структуры вМоскве и Санкт-Петербурге, хранящие архивы, связанные с этой аварией.Но Ирину Вяткину одни включают в список пострадавших, а другиевычеркивают.

Бесконечные судебные разбирательства скореезапутывают дело всякими частностями, чем что-то решают по существу. Агоды идут, здоровье Ирины Вяткиной, некогда цветущей молодой медсестрыгоспиталя, ухудшается не только от последствий чажминской аварии, но ипосле каждого судебного разбирательства.

Правительство России,куда неоднократно обращались работники войсковой части 63971 поселкаДунай, так и не присвоили статус радиационной аварии в бухте Чажма.Тоесть они признают, что на самой лодке авария была, а рядом, гдеработали заводчане, не было никакой аварии! И в госпитале не былоаварии! Вот, если бы медсестра в реактор за пострадавшим спустилась...такова логика наших чиновников, которым вторят судьи!

А вотБорису Дубровскому (“АВ” № 26, 2006 г.) из Партизанска крупно “повезло”- всего 10 лет понадобилось ему, чтобы соцзащита Приморского краяобменяла его старое удостоверение ликвидатора Чернобыльской аварии наудостоверение нового образца. Каких только самых немыслимых справок снего не требовали, выставляя взамен издевательские контраргументы.

На прошлой неделе он получил, наконец, новое удостоверение, с чем мы его от всей души и поздравляем.

Надежда Алисимчик.



Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis





© 2006—2018 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru