onf

Людей на "Нерпе" убил не только фреон, но и безответственность в ОПК

20 Мая 2011

Члены сдаточной команды АПЛ «Нерпа» и работники ОАО «Амурский судостроительный завод» (АСЗ) выступили с открытым письмом в защиту гвардии капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева. Они ходатайствуют, чтобы материалы его уголовного дела были пересмотрены, равно как и уголовная статья, по которой ему предъявляется обвинение. «Нельзя без должного анализа обстоятельств и полноценных результатов грамотно проведенных технических экспертиз необоснованно и необъективно обвинять командира подлодки К-152», – пишут работники предприятия.

По их мнению, Дмитрий Борисович Лаврентьев «спас Российский флот от позора неумения действовать в сложнейшей экстремальной ситуации, а российскую промышленность – от многомиллиардного ущерба». Заканчивается письмо так: «Причиной чрезвычайной ситуации, происшедшей в Японском море во время заводских ходовых испытаний 8 ноября 2008 года на АПЛ «Нерпа», является не командир Лаврентьев Д.Б., и искать эти причины следует совсем в других местах, а не на корабле».

Подобные открытые письма в защиту Дмитрия Лаврентьева и старшины 2 статьи Гробова написали группы ветеранов флота из разных городов России. Все они указывают на некомпетентность следствия и слабость предъявленных обвинений. Истинных виновников гибели 20 человек из сдаточной команды и экипажа в ночь на 8 ноября 2008 года на борту «Нерпы», по их мнению, следствие вообще не коснулось.

Расследование ЧП проходит под грифом «Секретно», со всех свидетелей и экспертов берутся расписки о неразглашении. Однако какая-то информация попадает в открытые источники. И картина происшествия, судя по этим данным, не столь однозначна, как ее трактует следствие.

ВИНОВНЫХ ИСКАЛИ НЕДОЛГО

8 ноября 2008 года во время ходовых испытаний АПЛ К-152 «Нерпа» в Японском море в результате «несанкционированного срабатывания системы пожаротушения с выбросом фреона» на ее борту погибли 20 человек (из них 17 гражданских специалистов), а еще 41 человек пострадали и были госпитализированы. Как сообщил помощник главкома ВМФ РФ капитан 1 ранга Игорь Дыгало, на борту корабля находилось в общей сложности 208 человек, в том числе 81 военнослужащий.

Многоцелевая АПЛ К-152 «Нерпа» проекта 971 (для сдачи в лизинг ВМС Индии достройка производилась по проекту 971И) в ВМФ России классифицируется как типа «Барс», а в промышленности – «Щука-Б». В США и НАТО называется «Акула», поскольку представляет собой более дешевый вариант безумно дорогой титановой АПЛ проекта 945 «Акула». Однотипными с «Нерпой» являются АПЛ «Вепрь» (в НАТО – «Акула II») и «Гепард» (в НАТО – «Акула III»). Лодки этого проекта отличаются значительным снижением шумности – более чем в 5 раз по сравнению с самыми тихими торпедными субмаринами второго поколения.

АПЛ К-152 «Нерпа» была заложена на Амурском судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре в 1991 году. В 2004 году появилась информация, что Минобороны выделило деньги на достройку, поскольку лодку пожелала взять в аренду или лизинг Индия. Подлодку спустили на воду и отправили на завод «Восток» в ЗАТО Большой Камень для доводки и ходовых испытаний. До конца 2008 года АПЛ должны были принять в состав ВМФ РФ. Поэтому ходовые испытания частично были совмещены с государственными.

Доводка лодки затянулась. Были сообщения, что ей дважды не удалось отойти от пирса в плавание. Первый испытательный выход в море произошел только в ноябре и закончился трагедией. 8 ноября в 20.30 по московскому (03.30 по местному) времени во втором отсеке (жилом) атомной подводной лодки произошло несанкционированное включение системы экстренного пожаротушения. На спавших людей полилась ядовитая жидкость. Вместо маловредного фреона главным компонентом огнегасителя оказался ядовитый тетрахлорэтилен. После первого вдоха люди теряли сознание. Военные моряки, лучше подготовленные, надели кислородные аппараты и стали спасать остальных. Лодка экстренно всплыла, началось вентилирование отсеков. На поверхность было поднято около 80 человек в бессознательном состоянии. У многих гражданских специалистов кислородные аппараты были надеты, но не включены. Погибли 17 членов сдаточной команды и 3 военнослужащих.

По указанию главнокомандующего ВМФ испытания были остановлены. Отравившихся эвакуировали на большой противолодочный корабль «Адмирал Трибуц», а затем он доставил их во Владивосток. 9 ноября в 10.30 подлодка своим ходом прибыла во временный пункт базирования и пришвартовалась к стенке. Ядерный реактор не пострадал.

Буквально через день после трагического происшествия следствие определилось с главным виновником. Трюмному машинисту матросу контрактной службы Дмитрию Гробову было предъявлено обвинение в «причинении смерти по неосторожности двум и более лицам» (ч. 3 ст. 109 УК РФ). Он был взят под стражу и вскоре признался, что несанкционированно запустил систему пожаротушения с одного из локальных пультов управления во втором отсеке.

Спустя полтора года, в конце января 2010 года, Военным следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ по Тихоокеанскому флоту (ТОФ) обвинение по ч. 3 ст. 293 УК РФ («Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц») было предъявлено Дмитрию Лаврентьеву – командиру АПЛ «Нерпа», а также капитану 1 ранга Сергею Захарченко – бывшему командиру 72-й бригады строящихся и ремонтируемых подводных лодок в Большом Камне, в составе которой числилась подлодка. Со всех фигурантов расследования уголовного дела взята подписка о неразглашении информации.

Следствие посчитало, что Лаврентьев и Захарченко не обеспечили должного уровня подготовки личного состава АПЛ К-152 и допустили несанкционированные действия матроса Гробова на ее борту.

Сергей Захарченко в конце 2009 года вышел на пенсию и был уволен в запас с должности командира 72-й бригады. Гробов продолжил службу по контракту на Камчатке под подпиской о невыезде и за минувшие два с половиной года из матросов дослужился до старшины 2 статьи. Капитан 1 ранга Дмитрий Лаврентьев все минувшее время продолжает командовать АПЛ К-152, осуществляя ходовые и государственные испытания, обучая индийский экипаж.

Или на флоте совсем плохо с кадрами, или существуют обстоятельства, позволяющие продолжать ответственную службу, даже находясь под следствием по статье, прямо обвиняющей в плохой службе. Например, морякам пришлось взять на себя вину, чтобы обеспечить интересы государства – не сорвать многомиллионный зарубежный контракт. Потому что, когда виноват «стрелочник», нет претензий к технике и ее изготовителям.

Примечательно, что следствие взяло под стражу матроса Дмитрия Гробова, не дожидаясь результатов расследования. То есть выводы были сделаны немедленно, а доводы появились намного позже. И весь ход следствия свидетельствует, что в 60-томном деле не нашлось места самым вопиющим доводам, обличающим отнюдь не трюмного матроса.

Дело передано для рассмотрения в суд Тихоокеанского флота. Согласно обвинительному заключению, следствие считает виновными в аварии и гибели людей командира «Нерпы» капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева и старшину 2 статьи контрактника Дмитрия Гробова. Офицеру переквалифицировали статью обвинения 293 («Халатность») на статью 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с причинением смерти двум и более лицам»). Максимальный срок по этой статье – 10 лет заключения.

Старшине Гробову к статье 109 УК РФ («Причинение по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей смерти двум и более лицам») добавили статью 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Общий срок наказания по этим статьям – заключение сроком 6 лет.

Бывшему командиру 72-й бригады строящихся и ремонтируемых подводных лодок, дислоцированной в городе Большой Камень Приморского края капитану 1 ранга в запасе Сергею Захарченко обвинение не предъявлено.

Экспертиза и расшифровка записей блока «Ротор», бортового самописца, аналога самолетного черного ящика, по словам специалистов Амурского судостроительного завода, входивших в госкомиссию по расследованию аварии, окончательно исключили версию несанкционированного срабатывания системы пожаротушения. Подача команды на включение системы ЛОХ пошла с пульта, за который отвечал Дмитрий Гробов.

Начальник пресс-службы Амурского судостроительного завода Марина Радаева заявила, что основной версией происшествия считаются неграмотные действия матроса-контрактника Дмитрия Гробова. Она изложила такую последовательность событий. Вместо того чтобы позвать вахтенного из другого отсека, вызвать его по общекорабельной связи, Гробов включил ревун – оповещающий сигнал. «Он выполнил все восемь требуемых операций, не осознавая, к чему это приведет», – сказала Радаева. По ее словам, матросу «не хватило знаний и квалификации», чтобы понять, что вслед за сигналом ревуна запустится газ. Но при этом матрос Гробов первым отдал команду надеть портативные дыхательные аппараты и принимал активное участие в спасении пострадавших.

Представительница завода также отметила, что, по мнению ряда специалистов, установленный на «Нерпе» главный бортовой компьютер «Молибден», в отличие от предыдущих модификаций, не дает центральному посту полного понимания картины происходящего на всей подлодке. «Молибден» также был отправлен на экспертизу в один из исследовательских институтов Москвы. По итогам исследования предполагалось принять решение о целесообразности его дальнейшей установки на подлодках. Судя по последним сообщениям, «Молибден» вернулся на «Нерпу». Не исключено, что часть его элементной базы и программного обеспечения были модернизированы.

И ни слова о тетрахлорэтилене и системе ЛОХ, ответственность за которые лежит на Амурском судостроительном заводе. На предприятии считают, что контрактник с пятилетним стажем службы, словно ребенок, среди ночи включил сигнал корабельной тревоги, чтобы позвать коллегу из соседнего отсека. Но первым делом матроса Гробова отправили на психиатрическую экспертизу, она признала его вполне нормальным и вменяемым. Кто бы сомневался! Где это видано, чтобы на атомной подводной лодке пять лет служил псих и никто этого не заметил?

Ранее распространяемая в СМИ версия следствия гласила, что матрос Дмитрий Гробов включил систему пожаротушения просто от скуки. Тем более что код доступа к системе был написан карандашом на панели пульта управления.

УМИРАТЬ ПОДАНО!

Cистема пожаротушения ЛОХ (лодочная объемная химическая) устанавливается на всех подводных лодках ВМФ России. Предназначена для быстрой ликвидации очага возгорания или набравшего силу пожара в отсеке. В качестве огнегасителя используется газовая смесь хладон-114В2 на основе фреона, который при нормальном давлении и содержании кислорода в воздухе 21% рекомендовано доводить до концентрации около 185–310 г на куб. м, а при избыточном давлении и содержании кислорода 23–25% подача огнегасителя должна проводиться 2 или 3 раза.

При пожаре из трех баллонов емкостью по 200 л каждый во второй отсек под давлением должен быть подан сжиженный хладон (бромсодержащий фреон). Один баллон из-за технического брака не сработал, иначе погибших было бы больше.

Но если бы в системе ЛОХ находился хладон, люди ощутили бы только легкое опьянение. Но в пожаротушащей смеси оказалось всего 34,6% хладона 114В2, а 64,4% – ядовитого растворителя тетрахлорэтилена (перхлорэтилена). Эти данные были получены в лаборатории Дальневосточного государственного университета (ДВГУ) при анализе вещества, находившегося в системе ЛОХ «Нерпы». И никем с тех пор не опровергнуты. Одного вдоха испарений тетрахлорэтилена достаточно, чтобы человек потерял сознания. При этом разрушаются нервная система, печень, почки.

Главный инженер Амурского судостроительного завода Александр Меринов 4 декабря 2008 года подтвердил результаты экспертизы ДВГУ, но обвинил в ЧП «человеческий фактор». То есть матроса Горбова, хотя тот и не подозревал о ядовитом содержимом системы пожаротушения. Главный инженер также сообщил, что на АПЛ были отобраны дополнительные пробы «с оставшихся неиспользованных станций ЛОХ, а также из баллонов этой партии, которые оставались на заводе». Образцы должны были изучить в научно-исследовательском институте химии и обнародовать окончательные результаты 14–15 декабря. Однако не обнародовали, а в СМИ и сообщениях правоохранителей упорно продолжало фигурировать «отравление фреоном».

После аварии на «Нерпе» была проведена проверка всех систем АПЛ. Сообщалось, что серьезных повреждений не обнаружено. Их и не могло быть, если в системе ЛОХ находился хладон. Нейтральный фреон не вступает в химическое взаимодействие с другими веществами. Но ревизоры отмечали, что все помещения отсека, в которые поступил газ из системы пожаротушения, пришлось отмывать. Однако «отмывка» обошлась в 1,9 млрд. руб. Скорее всего активный растворитель тетрахлорэтилен «съел» в двух отсеках изоляцию проводки, пластик и окраску, вывел из строя часть аппаратуры. Поэтому на ликвидацию последствий пришлось потратить шесть месяцев и почти 2 млрд.

Хладон с системе ЛОХ хранится в сжиженном виде. В случае пожара подается в отсек под очень высоким давлением, мгновенно переходя в газообразное состояние. В «Нерпе» потерпевшие единогласно утверждают, что огнегаситель лился на них в жидком виде, вызывая жжение кожи. Как раз потому, что это был жидкий растворитель.

Каждый человек на борту подводной лодки всегда, круглые сутки, имеет при себе ПДУ – портативное дыхательное устройство. Это небольшая коробочка красного цвета. Всех, кто в лодке, обучают, как быстро и правильно воспользоваться аппаратом. Действия крайне простые, любой подводник надевает ПДУ за несколько секунд. И у него имеется 15 минут нормального дыхания, чтобы покинуть опасный отсек или же взять ИДА – индивидуальный дыхательный аппарат, дающий возможность дышать два часа.

Командир К-152 славится на Тихоокеанском флоте своими тренингами, заставляя до автоматизма отрабатывать процессы спасения. Поэтому погибли всего трое военнослужащих. Остальные 17 – прикомандированные и гражданские специалисты. На некоторых ИДУ был надет, но не включен.

В отсеке, куда подается хладон, происходит звуковое оповещение – специальный сигнал, именуемый ревуном. Это слово характеризует его наиболее точно. И начинает мигать красная лампочка. Одновременно в центральном посту начало подачи огнегасителя обозначается лампочкой (мнемознаком) на пульте и звуковым сигналом.

Руководство по борьбе за живучесть подводной лодки гласит, что включать систему тушения можно лишь по решению командира горящего отсека только на свой отсек по команде с центрального поста или, если нет связи с центральным, самостоятельно в ручном режиме. Но в особых случаях, например, когда в помещении находятся опасные вещества, подача хладона происходит немедленно в автоматическом режиме.

Были случаи непроизвольного включения системы ЛОХ, поэтому, как рассказывают моряки, автоматику во время плавания на всякий случай отключают, оставляя лишь ручное включение.

На «Нерпе» была установлена усовершенствованная система, которая срабатывает автоматически при повышении температуры в отсеке или задымлении. Как сообщалось в печати, матрос Дмитрий Гробов произвел на пульте управления калибровку датчика температуры. То есть вручную ввел неверный показатель – 78 градусов. Это было воспринято системой как признак пожара, после чего сработала автоматика, вылившая на спящих во втором отсеке людей почти 130 литров 65-процентного растворителя тетрахлорэтилен.

ДОХОДНЫЙ ГАЗ

Главный вопрос, который возникает при изучении событий на АПЛ, – почему в системе ЛОХ оказался ядовитый тетрахлорэтилен? Кстати, следствие этот вопрос упорно игнорирует.

Хладон-114В-2 был закуплен Амурским судостроительным заводом в Петербурге у компании «Сервис торгтехника» в 2006 году. Протокол анализа № 1365 от 08.09.06 показал соответствие ГОСТу. Согласно инструкциям П-6 и П-7, получатель должен был провести у себя входной контроль. На заводе на момент заправки системы ЛОХ был оформлен протокол соответствия № 1728 от 20.01.08. Однако заправка производилась не на АСЗ, а на предприятии «Восток» в Большом Камне. Директор большекаменского предприятия «Восток» Геннадий Багин сообщил, что смесь огнегасителя, заправленного в систему ЛОХ, поступила к ним со всеми документами, подтверждающими ее соответствие техническим условиям. «Перед заправкой мы провели повторную проверку хладона, но это был, разумеется, не полный анализ состава – наша лаборатория лишь подтвердила, что это действительно фреон», – сказал Геннадий Багин

Надо понимать, наличие фреона подтвердили, а вот его количество в смеси и другие компоненты химики не устанавливали. Если и в самом деле экспертиза была проведена. Впрочем, кто и откуда брал пробу, тоже имеет значение.

Рабочие завода «Восток» показали, что канистры с хладоном брали из неохраняемого склада. Днем доставили на причал, а заправку производили почему-то ночью под руководством представителя Амурского судостроительного завода. Возникает вопрос: почему нельзя было заправить пожарную систему «Нерпы» в Комсомольске-на-Амуре, а не отправлять АПЛ без средств пожаротушения в Большой Камень?

Есть также версия, что хладон в течение двух лет был объектом спекуляций – переходил от одного посредника к другому, повышаясь в цене. На завод поступил в неопломбированной таре. В 2008 году 1 т фреона стоила на рынке не менее 1 млн. руб. А тонна тетрахлорэтилена – от 55 тыс. до 175 тыс. руб. Система ЛОХ подводной лодки содержит 2,5 т сжиженного газа.

Бывший главный химик Тихоокеанского флота контр-адмирал запаса Александр Максимов заявил на круглом столе во Владивостоке: «Учитывая объемы, необходимые для подводной лодки, афера с подменой одного газа на другой принесла поставщикам около 5,5 миллиона рублей». Подмена 65% фреона на дешевый яд кому-то принесла неплохие барыши. Но этих людей нет на скамье подсудимых.

ЕСЛИ БЫ ДА КАБЫ

Трагедии не случилось бы, если бы экипаж и сдаточная команда просто действовали, как положено, как предписывают инструкции.

Пока корабль не передан флоту, никто из моряков не имеет права самостоятельно управлять техникой. Все действия может осуществлять только заводская сдаточная команда. Значит, рядом с Гробовым обязан был находиться гражданский специалист, ответственный за систему пожаротушения ЛОХ. Только он имел право совершать какие-либо манипуляции с пультом управления.

Трагедии не случилось бы, если бы на корабле в соответствии с инструкциями была объявлена тревога и члены сдаточной команды находились на своих постах. Подлодка на перископной глубине отрабатывала задачи позиционного положения. По флотским инструкциям, должна быть объявлена учебная тревога. Действия при тревоге у флотской и сдаточной команды идентичны – все занимают свои места согласно боевому расписанию. Абсолютно точно, что спать в это время, и даже просто отдыхать, никому не полагается. Но почти все гражданские специалисты и часть моряков в это время крепко спали.

Экипаж обучают не только автоматически включаться в ИДУ при сигнале пожарной тревоги. Моряков учат и включать систему пожаротушения. Госкомиссия провела серию технических экспериментов. Офицеры, мичманы и матросы из экипажа «Нерпы» должны были самостоятельно включить систему ЛОХ.

Директор Амурского судостроительного завода Анатолий Адаменя заявил после этого: «Никто не смог привести ее в действие. Обученные офицеры, которые специально инструктированы, как и что включать, не смогли запустить систему пожаротушения. У одного из мичманов случился нервный срыв, и его увезли в больницу. Все, кроме руководителя трюмной группы и Гробова, не подтвердили своих знаний. Гробов трижды проходил тест, и он трижды включил все правильно. Без единой ошибки. Следовательно, он полностью овладел навыками включения системы ЛОХ и мог включить его. Но мне мотив непонятен: зачем он это сделал?»

Таким образом, получается, что написанный карандашом на панели компьютера код включения системы ЛОХ, не был ему нужен. Он и так все знал на твердую «пятерку» в отличие от офицеров и мичманов. И в ходе следственного эксперимента в очередной раз подтвердил, что это он привел в действие противопожарную систему.

Как следует из сообщений в СМИ, матрос Гробов, войдя с локального пульта управления, который на период испытаний дублировал функции центрального пульта, в систему жизнеобеспечения АПЛ, поменял показания температурного датчика во втором отсеке с 30 градусов на 78. В результате система заподозрила пожар и выдала запрос на подтверждение. Матрос дал разрешение на включение системы пожаротушения. После чего включился ревун, а в отсек потек тетрахлорэтилен.

Гробов активно включился в эвакуацию отравившихся людей, находившихся в бессознательном состоянии. После прихода корабля на базу, матрос находился в шоковом состоянии и давал невнятные показания. Следователям он сказал, что кто-то сообщил ему, что пульт отключен и на кнопки можно нажимать безбоязненно.

Командир трюмного отделения матрос Алексей Васильев, который по инструкции должен был находиться рядом с Гробовым, якобы видел, что тот нажимает кнопки. Но ничего не предпринял.

Однако есть еще один момент. Разрешение на включение пожаротушения должно было поступить с центрального пульта. И, очевидно, сперва необходимо доложить командованию о задымлении. Если этого не произошло, значит, система управления АПЛ «Молибден» имела серьезные программные отклонения. Сейчас это уже не установить.

Но 5 марта 2011 года командир «Нерпы» написал в докладной, что произошел сбой работы программного обеспечения системы дистанционного автоматизированного управления общекорабельными системами (СДАУ ОКС) «Молибден-И», в результате чего без команды оператора… сработала сигнализация перепада давления в трубопроводах системы ЛОХ (лодочная объемная химическая, сигнализация о подаче огнегасителя в отсек)». Автоматический регистратор событий системы зафиксировал подачу команды, поданную оператором, хотя фактически подача команды вахтенным не производилась. «Представитель НПО «Аврора» (предприятия разработчика системы) специалист В.Г.Луковой по существу выявленного сбоя объективных пояснений дать не может, так как не является программистом системы. Причина срабатывания датчиков подачи огнегасителя системы ЛОХ также не установлена». Видимо, не оказалось в тот момент у пульта подходящего матроса, чтобы на него свалить брак разработчиков и производственников.

Всего на «Нерпе» установлено 14 уникальных приборов и механизмом, ранее на флоте не существовавших. И на момент испытаний инструкции к ним не были написаны. Имелась ли инструкция на компьютерный пульт, которым манипулировал матрос Гробов?

Также вспомним, что К-152 строилась с 1991 года. То есть часть оборудования уже отслужила гарантийные сроки. И его приходилось совмещать с новой техникой, которой не было в первичном проекте. А это совмещение происходит не всегда гладко. И мы ничего не знаем о качестве работы судостроителей и кооперации. Но сами сроки окончательного ввода «Нерпы» в строй говорят о многом. Слухи о постоянных сбоях и неполадках на АПЛ просачиваются в СМИ.

У специалистов есть вопросы и к процессу подготовки экипажа «Нерпы». Морякам положено проходить обучение в учебном центре в течение 7 месяцев. Но они провели там всего 3 месяца. После этого обучение совмещается на судостроительном заводе с установкой оборудования, его освоением и швартовыми испытаниями. Судя по ускоренному обучению, на заводе они тоже провели немного времени. Кто-то это ускоренное обучение санкционировал? И посчитал, что экипаж готов.

Заводские ходовые испытания совместили с «элементами государственных». Прямо как с «Булавой», где совместили конструкторские и летные испытания. В чем разница между заводскими и государственными испытаниями? За заводские отвечает сдаточная команда, а за государственные – командир лодки. Именно из-за этого, в прежние времена невозможного, совмещения испытаний и усадили на скамью подсудимых капитана 1 ранга Дмитрия Лаврентьева. Приказ о совмещении подписан на уровне ГК ВМФ, никак не ниже. Хотелось бы знать, чем руководствовались его авторы, нарушая отработанный десятилетиями режим испытаний.

Понятно, что начальство всех уровней торопилось побыстрее сбыть «Нерпу» по контракту индийцам и отчитаться. И получить заслуженные и не очень награды, премии и повышения по службе. Но выполнять это извечное «давай-давай» приходится людям рангом ниже, и в условиях, мягко говоря, не идеальных и под постоянным давлением сверху. При нехватках порой самого необходимого. Закрывая глаза на недоработки и брак.

Зато, когда случилось ЧП, с начальства взятки гладки. За все ответят «стрелочники». В комиссию по расследованию вошли только заинтересованные лица: представители предприятия-изготовителя ОАО «Амурский судостроительный завод», предприятия-разработчика ОАО «Концерн НПО «Аврора», предприятия-проектанта ОАО «СПМБМ «Малахит» и представители заказчика – ВМФ. Естественно, никто из них себя не обвинил ни в чем. Независимых экспертов не приглашали.

Вице-адмирал Александр Конев, выступая на круглом столе, сказал, что первопричиной, создавшей главные предпосылки к гибели людей, является развал ранее действовавшей отработанной системы управления в ходе заказа, строительства, сдачи и приема корабля от промышленности флоту.

Действительно, люди, принимавшие корабли в Советском Союзе, давно на пенсии. Преемственность прервана – почти 20 лет спускали на воду лишь единичные заказы. Институт военной приемки почти уничтожен ради «распогонивая» в ходе военной реформы. А в управлении производством все меньше производственников и все больше менеджеров, озабоченных только прибылью. В первую очередь – в свой карман. Они образовали плотный монолитный слой, независимо от ведомственной и отраслевой принадлежности.

Не принятая в строй в конце 2008 года горемычная «Нерпа» после дополнительных испытаний была принята на вооружение ВМФ РФ через год – в конце 2009-го. В феврале 2010 года для устранения замечаний, выявленных специалистами флота во время госиспытаний, отправилась на доработку. В марте 2011 года источник в главном штабе ВМФ сообщил Интерфаксу: «Появились опасения, что график, согласно которому лодка должна быть сдана индийским ВМС в июле, может быть перенесен на более поздний срок». В связи с «рядом не до конца отработанных задач». По его словам, до сих пор решается вопрос с промышленностью по окончательной доводке систем автоматики корабля. Той самой, на которой матрос Гробов якобы вручную включил систему пожаротушения.

Теперь представим на минуту, что ничего не случилось 8 ноября 2008 года, лодку передали индийской стороне. А в один несчастный момент во время плавания включилась система ЛОХ. Русская АПЛ с индийским экипажем исчезла в океане...

Виктор Мясников. Независимое военное обозрение.


Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis

99 memorial





© 2006—2015 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru