onf

Верфь раздора — часть I

10 Ноя 2011

Почему создание судостроительного кластера требует ручного управления
Закладка новой верфи на дальневосточном заводе «Звезда» (ДВЗ) в 2009 году, в которой принимал участие председатель совета директоров ОСК Игорь Сечин, положила конец дискуссии о возможности совместного существования предприятий гражданского и военного судостроения. Сейчас на «Звезде» занимаются в основном ремонтом подводных лодок и утилизацией субмарин. Но вот в городе Большой Камень (Приморье) начал воплощаться в жизнь проект, после завершения которого ДВЗ приступит к изготовлению коммерческих судов.

Выгоды такого объединения прокомментировал президент ОСК Роман Троценко: «Государственный оборонный заказ тесно связан с состоянием бюджета Российской Федерации, и если дополнительных доходов в бюджете не будет, то оборонный заказ секвестрируется в первую очередь. На этот случай на оборонных предприятиях должны быть мощности для производства гражданской продукции. Это «вторая нога», на которой можно ходить в тяжелое время, если нет военных заказов».
Многообещающий проект

Согласно концепции развития предприятий, интегрированных в структуру ОАО «Дальневосточный центр судостроения и судоремонта» (ОАО «ДЦСС»), и решению правительства РФ в Большом Камне на базе ДВЗ «Звезда» запланировано возведение сухого дока и комплекса новых корпусообрабатывающих цехов. Они должны специализироваться на выпуске крупнотоннажных танкеров ледового класса водоизмещением до 250 тысяч тонн, необходимых для освоения Сахалинского и в перспективе Камчатского и Арктического шельфов.

Проект интересен тем, что в его реализации и финансировании принимают участие корейская компания Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering (DSМЕ) и китайско-сингапурский концерн Yantai Raftles Shipyard. Стоимость новой верфи, получившей название «Звезда-DSME», оценивается в 41 миллиард рублей. Основной инвестор – Внешэкономбанк, который должен выделить кредит в 35 миллиардов рублей под 1,5 процента годовых.

Задуманное планируется осуществить в два этапа. Первый – IV квартал 2009-го – I квартал 2013-го. Второй – I квартал 2013-го – IV квартал 2016-го. Благодаря усилиям первого заместителя председателя правительства РФ Игоря Шувалова создание судостроительного кластера включено в список объектов, которые намечено подготовить к проведению саммита АТЭС во Владивостоке, и поэтому получило значительные налоговые привилегии. Казалось бы, трудись да радуйся, но…

Удивительно странная ситуация

Нежданно-негаданно возникли проблемы, которые ставят под сомнение заявленные сроки ввода «Звезды-DSME» в строй и вообще возможность ее возведения. Началось с того, что концепция создания одного предприятия разделилась на три самостоятельных проекта и самое главное – дискуссии по этому поводу растянулись на неоправданно долгое время. В итоге приняли решение: быть двум верфям – «Звезде-DSME» в бухте Большой Камень и «Восток-Raffles» в бухте Пяти Охотников.

“Время идет. В Большом Камне ничего не делается, и вопрос о том, где будут построены два танкера, превращается в риторический ”

«Звезда-DSME» будет строиться совместно с Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering (DSМЕ) и производить крупнотоннажные танкеры. «Восток-Raffles» должна изготовлять морские буровые платформы совместно с Yantai Raftles Shipyard. Кроме этого планируется модернизация ДВЗ «Звезда» по проекту, разработанному ОАО «Центр судостроения и судоремонта» в рамках ФЦП «Развитие морской техники на 2009–2016 годы».

Но хватит ли на это ресурсов? «Для строительства платформ мы планируем задействовать всю кооперацию Дальнего Востока. Учитывая, что на сегодня производственные возможности Дальнего Востока маленькие, будем вынуждены импортировать продукцию из Китая и Кореи с тем, чтобы обеспечить быстрый темп строительства платформ», – сказал первый заместитель генерального директора ОАО «ДЦСС» Игорь Борбот.

Укрупнение проекта вызвало озабоченность в целом ряде ведомств. Аппарат правительства РФ, Минрегионразвития направили письма в Минпромторг, которому поручено курировать проект, а потому получающий от ОСК еженедельные отчеты о ходе работы. Из ответов Минпромторга на обращения министерств вырисовывается следующая картина.

В марте 2010 года конкурсной комиссией ОАО «ДЦСС» и корейской фирмы DSME был сделан спорный вывод о невозможности привлечения российских организаций к проектно-изыскательским работам в полном объеме. ОАО «ДЦСС» заключило контракт с консорциумом KORPEC/AUDC (Республика Корея) о проектно-техническом обеспечении верфи «Звезда-DSME». Разработку проектной документации по объекту «Верфь крупнотоннажного судостроения «Звезда-DSME» в бухте Большой Камень доверили ООО «ДПИ «Востокпроектверфь».

Специалисты Минпромторга считают, что ОАО «ДЦСС» изначально ошиблось, выбрав KORPEC/AUDC в качестве генпроектировщика всех разделов проектной документации верфи «Звезда-DSME». В связи с режимностью предприятия южнокорейцам не могла быть предоставлена полная информация об имеющихся объектах ОАО «ДВЗ «Звезда». Консорциум не является членом саморегулируемой организации (СРО), незнаком с градостроительным законодательством Российской Федерации, в том числе с постановлением правительства России № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию».

По имеющейся информации, южнокорейскими партнерами разработан комплект документации на уровне предпроектных, концептуальных предложений без углубленной проработки технологического раздела. Неудивительно, что выбор такого генподрядчика вызвал необходимость коренной переработки проекта. Но объем работ по приведению проектных решений верфи «Звезда-DSME» к законодательству Российской Федерации настолько велик, что выполненные в предусмотренные сроки проект верфи «Звезда-DSME» и бизнес-план верфи «Восток-Raffles» до настоящего времени в Минпромторг России не поступали.

Общий вывод специалистов Минпромторга: на «Звезде-DSME» в настоящий момент работы не проводятся. ОАО «ОСК» до сих пор не представило проект в ФГУ «Главэкспертиза России», без положительного заключения которого Внешэкономбанк не может получить актуальных сведений о ходе реализации утвержденного плана.

«В настоящее время проведение технического аудита проекта строительства верфей крупнотоннажного судостроения «Звезда-DSME» не представляется возможным в силу задержки со стороны ОАО «ДЦСС» подписания соответствующего договора с компанией, отобранной Внешэкономбанком для проведения технического аудита. В свою очередь отсутствие заключения технического аудитора делает невозможным принятие решения банка о финансировании затрат в рамках проекта», – заявил директор представительства Внешэкономбанка в Хабаровске Андрей Скобенко.

Тормоз-многоугольник

При создании таких крупных промышленных кластеров используется некий критерий, который в среде промышленников именуется «треугольником Христенко». (Кстати отметим в скобках небезынтересный факт. «Дай бог ему (министру промышленности и торговли Виктору Христенко. – А. К.) здоровья за выработку такого критерия», – сказал на совещании в Большом Камне начальник внутреннего контроля и аудита ОАО «Совкомфлот» Юрий Цветков).

Что же подразумевается под этим термином? Осуществление столь крупного проекта, как строительство центра судостроения в Приморье, возможно только в случае соблюдения договоренностей между судостроителями, судовладельцами и грузовладельцами. Но в данном случае это вызывает большие сомнения по ряду причин.

Согласно информации Минпромторга «Звезда-DSME» по заказу Fiona Trust and Holding Corporation (Группа компаний «Совкомфлот») выступает подрядчиком на строительство шести танкеров типа «Афромакс». Первые четыре судна в соответствии с контрактами заложены на стапелях DSME в Республике Корея. Оставшиеся два танкера планируется изготовить на верфи «Звезда-DSME» со сроками сдачи заказчику в декабре 2013-го и в феврале 2014-го. В том случае, если он усомнится в возможности верфи «Звезда-DSME» выполнить соглашение, строительство судов могут передать Южной Корее. Решение об этом должно быть принято покупателем в 2011 году, говорится в договоре.

Время идет. В Большом Камне ничего не делается, и вопрос о том, где будут построены два танкера, превращается в риторический. В таком случае комплектация указанных судов малооборотными двигателями производства ЗАО «Управляющая компания «Брянский машиностроительный завод» (БМЗ) становится трудноосуществимой. Кроме того, вызывает опасение исполнение контрактов на изготовление четырех танкеров-газовозов грузовместимостью 175 тысяч кубических метров для ООО «Каспий Газ» и плавучей полупогружной буровой установки (ППБУ) для ОАО «НК «Роснефть» (ППБУ «Большая Медведица»), считают специалисты Минпромторга. Их выводы разделяет Андрей Скобенко, заявивший: «Создание судостроительного кластера такого масштаба сопряжено с рисками, связанными с формированием полноценного портфеля заказов. Пока у банка информации о заказах нет».

Еще один представитель «треугольника» – грузовладелец, заместитель генерального директора – начальник внутреннего контроля и аудита ОАО «Совкомфлот» Юрий Цветков сказал, что при закладке капсулы присутствовали представители нефтегазовых компаний, которые давали обещания фрахтовать суда Совкомфлота для перевозки грузов. «Мы, к сожалению, не получили никаких твердых обещаний от этих компаний, а в большинстве случаев получили отказы», – заявил он. Таким образом, твердых договоренностей между судостроителями, судовладельцами и грузовладельцами не существует.

В той ситуации, в которой оказался проект создания судостроительного кластера в Приморье, уместно использовать критерий не «треугольника Христенко», а многогранника. Ведь в Большом Камне нет квалифицированной рабочей силы. Между тем, по признанию генерального директора «Звезды-DSME» Евгения Крайнова, это обстоятельство имеет решающее значение. Опыт реализации аналогичных проектов в Румынии и Китае показывает, что производительность труда на верфи, строящейся в Большом Камне, изначально, то есть в 2012–2013 годах, составит 52–54 тонны на человека в год. Это в шесть раз больше, чем на всех заводах, которые сейчас действуют в России, но в три раза меньше, чем у корейцев. «Звезда-DSME» пытается решить эту проблему, обучив российских специалистов в Корее.

Первая группа персонала, включающая 102 инженерно-технических сотрудника, должна была выехать в Южную Корею 1 сентября 2011 года. Следующая группа из 180 рабочих – в начале ноября.

Одновременно планируется строительство учебного центра, укомплектованного оборудованием, перечень которого представила корейская сторона. Современный учебный центр должен обучать персонал верфи по рабочим специальностям не только для нужд «Звезды-DSME», но и для судостроительных мощностей, запланированных здесь, в районе Дальнего Востока. Кроме этого ДЦСС предполагает построить инженерный центр, который будет готовить специалистов для нужд судостроительной промышленности.

На совещании выяснился еще целый ряд обстоятельств, подтверждающих высокие риски проектов «Звезды-DSME». В частности, Роман Троценко заявил, что среди руководства дальневосточных судостроителей есть понимание того, что, вступая в СП, корейские судостроители преследуют одну-единственную цель – построить платформы для Штокмана. Предусматривается строительство трех больших плавучих платформ для подготовки и перекачки газа на береговое хозяйство. Стоимость каждой такой платформы – от 3 до 5 миллиардов долларов в зависимости от внутренней комплектации.

Но с разработкой штокманского месторождения еще нет полной ясности. Его судьба должна была определиться в октябре прошлого года, но потом решение перенесли на конец этого года. Реализация проекта сопровождается многочисленными «если» – если штокманского проекта не будет, если наметят перенести его освоение, допустим, на 2020 год, что вполне возможно. Если в тендере на Штокман выиграет не консорциум, в котором принимает участие Daewoo, а значит, и опосредованно – «Звезда-DSME», а допустим, Samsung, то это означает, что СП с корейцами прекратит свое существование.

В создавшейся ситуации дальневосточные корабелы могут оказаться в роли заложников, в какой-то момент остаться без партнера и прекратить воплощение многообещающих замыслов в жизнь. «Поэтому мы вместе с корейцами развернули работу по строительству КОЦа (корпусосборочного цеха, занимающегося изготовлением деталей для корпуса судна. – А. К.). КОЦ оснащен тяжелым стапелем, позволяющим реализовывать продуктовую линейку судов вплоть до «Афромакса». В том случае, если с корейцами не случится, для нас это будет удар, но не трагедия. Мы понимаем, что занимаемся строительством комплекса независимого от них, к которому они не имеют никакого отношения», – заявил Роман Троценко.

Окончание следует.
"Военно-промышленный курьер" \ Алексей Казаков


Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis

99 memorial

999 zmeha





© 2006—2015 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru