Бизнесмен из Большого Камня стал аграрием ради нового "порто-франко"

31 Мая 2016

Режим Свободного порта Владивосток, действующий на территории 15 муниципалитетов Приморья с октября прошлого года, на сегодняшний день уже объединяет 31 резидента с самыми разными проектами. Одним из первых и, пожалуй, самых необычных пользователей нового "порто-франко" стало ООО "Ментор" — аграрный проект двух бизнесменов из приморского Большого Камня. Что заставило двух большекаменцев сменить автобизнес на сельское хозяйство, чего они ждут от нового проекта и зачем пошли с ним в Свободный порт Владивосток РИА PrimaMedia рассказал генеральный директор ООО "Ментор" Дмитрий Панарин.

— Дмитрий Юрьевич, вы давно в сельском хозяйстве?

— Бизнесом занимаюсь уже много лет, но он никогда не был связан с сельским хозяйством. Я занимался и авторемонтом, и техническим осмотром, и безопасностью дорожного движения. Все, что связано с транспортом.

— Как пришли к резидентству в Свободном порте?

— Можно сказать, что такое желание я вынашивал всю жизнь. Почему? Моя бабушка — уроженка Владивостока, 1901-1902 года рождения, то есть жила в то время, когда у нас как раз было порто-франко. Я помню, как она рассказывала мне, что в город заходили большие иностранные суда и как их было много, как это было здорово. И я очень надеялся, что когда-нибудь такое же снова повторится, что Владивосток снова станет свободным портом.

И как только президент сказал, что будет у нас свободный порт, мы с компаньоном сразу решили, что будем в этом участвовать, что будем регистрировать предприятие. Четко дали себе понять, что если мы не пойдем в первой волне, то вряд ли вообще пойдем.

Свободный порт — это привилегия для бизнеса, преференция, которую дает государство. Хоть я и считаю, что могли бы сделать и побольше (преференций — прим.ред.), и получше. Но есть, что есть. Закон о Свободном порте все же предназначен для более крупных компаний, чем наша. У нас она маленькая, уставной капитал — всего 10 тысяч рублей. Можно было защищаться в тех отраслях, где мы понимаем — все, что связано с
автомобилями. Но мы целенаправленно пошли именно по земле, потому что нам это самим интересно.

Нам по 45 — это самый работоспособный возраст. Уже есть и знания, и опыт, еще вроде как и здоровье осталось.

— Почему все же сельское хозяйство?

— Во-первых, сейчас в тренде импортозамещение, президент такую задачу поставил. Мы с компаньоном родились и выросли в Большом Камне. Вокруг — множество земли, поля, которые сейчас стоят брошенные, никем не занятые. Обидно за это.

Другой момент. Сейчас у наших китайских коллег есть интерес к покупке сельхозпродукции, которую мы вырастим. Соя, рис — это понятно, но те же тепличные огурцы, помидоры и многое другое, к моему удивлению, они согласны покупать. При условии, что не будет использоваться очень много химикатов. Мы выяснили, что только у нас в Приморском крае, в Амурской области, Еврейской автономной области, выращивают сою и рис без ГМО. Больше в мире нигде такого уже нет. Когда мы задумались о выращивании сои на территории Шкотовского района, китайцы сразу сказали: "Первые три года выращивайте без удобрений и 80% урожая мы забираем себе". Когда мы объясняли, что нам дороже продать в тот же Иркутск, Новосибирск, они сказали: "Показывайте нам мониторинг цен. Мы по верхней планке забираем у вас". То есть перспективы хорошие.

— Дело для вас новое. Не страшно?

— Поначалу были сомнения, а сейчас уже втянулись, отступать нам некуда. Смысл такой — проверка нашего с компаньоном опыта и умения, который мы за свой жизненный промежуток накопили. И доказать самим себе, что все это реально.

— Почему решили начать с выращивания картофеля?

— Возникли проблемы с получением земли. Земли много свободной, но кадастр толком не оформлен, непонятно где чьи земли. Поэтому мы решили в первый год посадить только картофель. Уже закупили хорошие летние семена, удобрения необходимые, лекарства, приготовили упаковку. Уже оформили технику в аренду. Земельный участок взяли в аренду на год. Этот проект для нас новый, пилотный, дальше будем смотреть по затратам, по тому как мы отработаем, сколько денег заработаем.

Если все получится так, как мы задумали, будем в разы увеличивать площадь посева.

— А какой располагаете сейчас?

— Начинаем на самом деле со смешной площади, в этом году мы закладываем всего 10,5 гектаров. Если все будет хорошо, то в следующем году попробуем выйти на 40-60 гектар. Но даже с 10,5 гектаров мы хотим получить довольно хороший урожай, приблизительно 140-150 тонн. Надеемся, что так и будет. Ставку делаем на хорошие семена, удобрения, лекарства. Если все получится, будем развиваться.

— Перспектива есть?

— Есть! Как уже сказал, земли брошенной очень много. Кадастр со временем приведут в порядок, и тогда можно будет брать эти земли, поднимать их, выжигать, пахать.

— Если получится с картофелем, куда двинетесь дальше?

— Через год, может, два (посмотрим, какая ситуация будет в стране) попробуем организовать современное тепличное хозяйство с новейшими технологиями энергосбережения. Обязательно посмотрим на фрукты — высадку садов и так далее. Овощехранилище планируем построить хорошее, а рядом с ним — цех по переработке сельхозпродукции, по засолке и маринованию огурцов, помидоров и т. д. Конечно, все это очень затратно, и мы надеемся, что государство нам немного поможет с этим.

— Чем может помочь государство?

— На самом деле, режим Свободного порта — это уже помощь, но пока не совсем понятно, как будут действовать те или иные его нормы. Например, как будет выглядеть свободный таможенный режим, в каком он виде будет работать. Во-вторых, по налогам — по ним мы сейчас на уровне крестьянско-фермерского хозяйства. Думаю, что можно было бы нам как первооткрывателям еще что-нибудь добавить. Снизить стоимость электроэнергии для резидентов Свободного порта вообще было бы здорово.

Ну и, конечно, финансовая помощь, она была бы далеко не лишней, позволила бы нам быстрее развиваться. Нужна помощь в виде грантов на строительство овощехранилищ, на строительство теплиц, на посадку, закладку садов и т.д.

Возьмем овощехранилище. Создать его очень затратное дело, это климатическое оборудование на поддержание постоянной температуры и влажности. Это сама постройка, потребляемое электричество. Все вместе это стоит огромных денег. Конечно, можно было бы сделать это за счет заемных средств, но ни для кого не секрет, что сейчас с кредитованием происходит, какие там ставки. И для того, чтобы брать кредит, надо быть на 110% уверенным, что ты сможешь его вернуть. А такой уверенности в сегодняшней экономической ситуации ни у кого нет. Поэтому нужна господдержка и в кредитовании.

Еще один вопрос, который нас сегодня волнует — гарантированный сбыт.

По сое, рису в будущем, понятно — китайцы все купят. А по картофелю такого спроса на рынке нет. Вот здесь бы могла помочь краевая администрация, если бы разработала какую-нибудь программу по закупке овощей и корнеплодов у приморских фермеров и таких как мы, то есть, резидентов Свободного порта. Это служило бы гарантией того, что мы продадим весь свой урожай. Сейчас везде конкурсы: в детских садах, школах, больницах… Но далеко не факт, что через конкурс выходят на самые низкие цены. Мы же при гарантированном спросе можем предложить гарантированную цену. Скажем, что продадим по 18 рублей и не будем поднимать, даже когда цены выйдут на пик. Здесь мы спокойно можем конкурировать с теми же китайцами, и с сибирской картошкой, которая пусть и по 4,6 рублей за кг, но доставка, железная дорога, делает ее дороже той, что можем предложить мы. Если нужно мы посадим и свеклу, и морковку, и помидоры, и огурцы — только покупайте у нас.

— Чего ждете от режима Свободного порта?

— От Свободного порта я жду, что нас как резидентов-аграриев все-таки приравняют к колхозно-фермерским хозяйствам в праве участвовать в системе получения грантов. Они нам очень нужны. Сейчас мы только начали, и в том, что сможем вырастить и обработать урожай, я даже не сомневаюсь. Но дальше неизбежно встанут вопросы приобретения техники, строительства овощехранилища, цеха переработки И здесь, конечно, хотелось бы, чтобы государство поучаствовало, чем-то нам помогло. Нам хватило бы той же системы грантов, как и КФХ. Что касается таможни, то хотелось бы, чтобы политика в этой сфере наконец обрела понятные очертания. Это поможет нам успешно взаимодействовать с нашими иностранными партнерами, которые очень в этом заинтересованы.

Источник - РИА PrimaMedia.



Читайте так же



5 легион

7 деалс

96 medis





© 2006—2018 «Городской портал «BKamen info»
Разработка: tanukipro.ru